Агломерация людей в горах штата Орегон в связи с желанием стать свидетелем…





Агломерация людей в горах штата Орегон в связи с желанием стать свидетелем Великого Солнечного Затмения, которое будет завтра.

Напоминаем, что завтра будет вести прямую трансляцию Великого Солнечного Затмения в нашей группе.

⏱: 21 АВГУСТА 2017г., 18:46 МСК.

Advertising

Genetic and archaeological continuity from Khvalynsk to Yamnaya

Over a year ago, using the D-stats/nMonte method of mixture modeling (see here), I noticed that Yamnaya did not appear to be simply a two-way mixture between Eastern European and Caucasus Hunter-Gatherers (EHG and CHG, respectively), but the result of a much more complex process:

Using the most plausible reference samples currently available – almost all of them older than Yamnaya, and thus unlikely to skew the results with Yamnaya admixture – reveals the following models for the two Yamnaya sets from Kalmykia and Samara, respectively. Yamnaya_Kalmykia
Khvalynsk 57.7
Kotias 28.3
Hungary_EN 12.9
Ulchi 1.1
AfontovaGora3 0
Anatolia_Neolithic 0
Karelia_HG 0
Loschbour 0
MA1 0
Motala_HG 0 distance%=1.9125 / distance=0.019125 Yamnaya_Samara
Khvalynsk 56.75
Kotias 26.4
Hungary_EN 10.85
Karelia_HG 4.4
Loschbour 1.6
AfontovaGora3 0
Anatolia_Neolithic 0
MA1 0
Motala_HG 0
Ulchi 0 distance%=2.1354 / distance=0.021354 Very interesting but hardly surprising. Essentially what we’re seeing there is potentially very strong genetic continuity from the Eneolithic to the Early Bronze Age on the Pontic-Caspian Steppe. In other words, from Khvalynsk to Yamnaya. However, at some point between the Eneolithic and the Early Bronze Age, the steppes saw a major influx of extra CHG, represented by the ~27% of Kotias-related admixture. Considering the relevant uniparental data, with lots of Y-HG R1b and no Y-HG J among Yamnaya males, I’d say this CHG came with women. Also, the relatively high admixture related to early Hungarian Plain farmers (Hungary EN) is a fairly curious detail that has not been reported before. If real, it probably represents gene flow from the Neolithic and/or Chalcolithic Balkans to the Pontic-Caspian Steppe. Again, in all likelihood it mostly came with women, perhaps from Tripolye-Cucuteni and/or Varna communities.

The reason I mention this now is because I can reproduce basically the same model using the updated qpAdm methodology described recently in Lazaridis et al. 2017, which relies on a relatively large number (≥16) of ancient genomes/populations as outgroups (see here), and, in my experience, causes many formerly successful models to fail miserably (P-value dives from >0.05 to

Yamnaya_Kalmykia
CHG 0.334±0.044
Hungary_N 0.115±0.031
Samara_Eneolithic 0.550±0.032
P-value 0.419775785
chisq 13.368
Full output Yamnaya_Samara
CHG 0.267±0.040
Hungary_N 0.130±0.027
Samara_Eneolithic 0.603±0.030
P-value 0.300777879
chisq 15.106
Full output

Here’s a formerly successful model in which Steppe_EMBA (a grouping which includes Afanasievo, Poltavka, Russia_EBA and Yamnaya) is posited as a mixture between EHG and Chalcolithic farmers from the Zagros Mountains in what is now Iran. It clearly fails when I use CHG as one of the outgroups.

Steppe_EMBA
EHG 0.544±0.020
Iran_ChL 0.456±0.020
P-value 0.00279643007
chisq 31.553
Full output vs. Steppe_EMBA
CHG 0.310±0.034
Hungary_N 0.121±0.023
Samara_Eneolithic 0.568±0.025
P-value 0.50194795
chisq 12.316
Full output

Now, tight statistical fits are great, but they don’t always reflect reality, especially when fine scale genetic structure is being tested. So does my model have any support from archeology? In other words, does archaeological data show continuity between Khvalynsk and Yamnaya (Pit-Grave culture)? According to Morgunova and Turetskij 2016 it does. Emphasis is mine:

Abstract: The aim of the paper is to provide the research results concerning the Pit-Grave culture sites of the south Ural region, which is a part of the Volga-Ural interfluve. The Pit-Grave culture developed mostly out of the Khvalynsk Eneolithic culture at the turn of the 5th–4th millennium cal BC. People of the Sredny Stog and forest-steppe Eneolithic cultures from the Middle Volga region also influenced the Pit-Grave culture. The paper considers the radiocarbon data (more than 120 dates), specifies the periodization of the Pit-Grave culture of the Volga-Ural interfluve, singles out the three stages of its development. The chronology of the culture is determined 3900–2300 cal BC. The authors provide new information about the Pit-Grave economy. Paleopedology, palynology, anthropology, metallography, ceramic technical, and technological analyses were used together with archaeological methods to make a more detailed description of the culture. … A number of steppe Eneolithic features remained at the Repin stage. The cultural continuity between the Pit-Grave, Khvalynsk, and Sredny Stog Eneolithic cultures was proved by the following features: skeletons in crouched supine position with bent legs to the left or to the right, heads at the eastern sector of burials, ochre coverage with high or low density, multiple burials, egg-shaped ceramics with neck and crushed shell impurity. Technical and technological analysis of pottery was another evidence demonstrating the pottery continuity between the Khvalynsk and Repin traditions (Vasilyeva 2002; Salugina 2005). Big soil burial grounds were substituted by individual burials under the barrow. The spread of local production copper articles was a distinctive feature of the Pit-Grave culture. This was the phenomenon, which archaeologists consider to be the beginning of the Early Bronze Age in steppe of Eastern Europe.

Morgunova N. and Turetskij M., Archaeological and natural scientific studies of Pit-Grave culture barrows in the Volga-Ural interfluve, Estonian Journal of Archaeology, Vol. 20, Issue 2, doi: 10.3176/arch.2016.2.02 Source via Eurogenes Blog

Advertising

Яблочный Спас 6 (19) августа

Я́блочный Спа́с — день в народном календаре славян, приходящийся на 6 (19) августа.

Я́блочный Спа́с — день в народном календаре славян, приходящийся на 6 (19) августа. 19 августа — 231-й день года (232-й в високосные годы) в григорианском календаре. До конца года остаётся 134 дня. В настоящее время соответствует 6 августа юлианского календаря. Другие названия русский. Спас, Великий Спас, Второй Спас, Спас на горе, Средний Спас, Преображение, Преображение Господне, Праздник первых плодов, Горохов день, Первые осенины, Осенины; украинский Спас другий, Великий Спас; белор. Яблычны Спас, Вялікі Спас, Сярэдні Спас, Другі Спас; сербский Преображење; болг. Прибризине, Пребразене, Приближине, Сотир, Стратир; польск. Pacskie Przemienieni. Являлся одним из первых праздников урожая; день, с которого, согласно поверьям, природа разворачивалась от лета к осени и зиме. У славян-католиков отмечен слабо. По народным приметам, Яблочный Спас означает наступление осени и преображение природы. У восточных славян только с Яблочного Спаса позволялось есть яблоки и блюда из плодов нового урожая. В этот день они освящаются в церкви.

19 августа — 231-й день года (232-й в високосные годы) в григорианском календаре. До конца года остаётся 134 дня.
В настоящее время соответствует 6 августа юлианского календаря.

Другие названия
русский. Спас, Великий Спас, Второй Спас, Спас на горе, Средний Спас, Преображение, Преображение Господне, Праздник первых плодов, Горохов день, Первые осенины, Осенины;

украинский Спас другий, Великий Спас; белор. Яблычны Спас, Вялікі Спас, Сярэдні Спас, Другі Спас;

сербский Преображење; болг. Прибризине, Пребразене, Приближине, Сотир, Стратир; польск. Pacskie Przemienieni.

Являлся одним из первых праздников урожая; день, с которого, согласно поверьям, природа разворачивалась от лета к осени и зиме. У славян-католиков отмечен слабо.
По народным приметам, Яблочный Спас означает наступление осени и преображение природы. У восточных славян только с Яблочного Спаса позволялось есть яблоки и блюда из плодов нового урожая. В этот день они освящаются в церкви.

Полищук Н. С. Развитие русских праздников // Русские / В. А. Александров, И. В. Власова, Н. С. Полищук. — М.: Наука, 1999. — С. 573–601. — ISBN 5-02-009558-3.

История церковного праздника  Христианский праздник  Преображение Господнеоснован на евангельском событии — явлении Иисусом Христом Своей Божественной природы. В православии входит в число двунадесятых праздников. Событие произошло на третий год проповеди Иисуса Христа. Христос с ближайшими учениками — Петром, Иаковом и Иоанном поднялся помолиться на гору Фавор. Там во время молитвы Он «преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет». При этом явились два пророка: Моисей и Илия и прозвучал из облака голос Бога: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Моё благоволение! Его слушайте!». В православном богословии свет, сопровождавший Преображение, считается «нетварной энергией Божественной природы». На праздник наложилась молитва Богу и освящение плодов нового урожая. Этот обычай не связан как с богословской, так и исторической основой церковного праздника.История церковного праздника 

Христианский праздник  Преображение Господнеоснован на евангельском событии — явлении Иисусом Христом Своей Божественной природы. В православии входит в число двунадесятых праздников.

История церковного праздника  Христианский праздник  Преображение Господнеоснован на евангельском событии — явлении Иисусом Христом Своей Божественной природы. В православии входит в число двунадесятых праздников. Событие произошло на третий год проповеди Иисуса Христа. Христос с ближайшими учениками — Петром, Иаковом и Иоанном поднялся помолиться на гору Фавор. Там во время молитвы Он «преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет». При этом явились два пророка: Моисей и Илия и прозвучал из облака голос Бога: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Моё благоволение! Его слушайте!». В православном богословии свет, сопровождавший Преображение, считается «нетварной энергией Божественной природы». На праздник наложилась молитва Богу и освящение плодов нового урожая. Этот обычай не связан как с богословской, так и исторической основой церковного праздника.

Событие произошло на третий год проповеди Иисуса Христа. Христос с ближайшими учениками — ПетромИаковом и Иоанном поднялся помолиться на гору Фавор. Там во время молитвы Он «преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет». При этом явились два пророкаМоисей и Илия и прозвучал из облака голос Бога: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Моё благоволение! Его слушайте!». В православном богословии свет, сопровождавший Преображение, считается «нетварной энергией Божественной природы».

На праздник наложилась молитва Богу и освящение плодов нового урожая. Этот обычай не связан как с богословской, так и исторической основой церковного праздника.

Алексеев, Л. В. Западные земли домонгольской Руси: очерки истории, археологии, культуры: в 2 кн. Кн. 1. — М.: Наука, 2006. — 289 с. — ISBN 5-02-010351-9.

Спасать // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882. — Т. 4.

Золотые правила народной культуры / О. В. Котович, И. И. Крук. — Мн.: Адукацыя i выхаванне, 2010. — 592 с. — 3000 экз. — ISBN 978-985-471-335-9.

 

Н. Бодаревский. Яблочный спас в Малороссии. В этот день в церквях освящали плоды и фрукты нового урожая, мёд, хлебные колосья. Освящённые колосья и семена сохраняли до следующего сева.

Н. Бодаревский. Яблочный спас в Малороссии. В этот день в церквях освящали плоды и фрукты нового урожая, мёд, хлебные колосья. Освящённые колосья и семена сохраняли до следующего сева. Существовало поверье, что на том свете детям, родители которых до этого дня не едят яблок, раздают гостинцы (среди них и райские яблоки). А тем детям, родители которых пробовали яблоки, — нет. Поэтому многие родители, а особенно те, у которых умерли дети, считают великим грехом съесть яблоко до Второго Спаса. Женщины, потерявшие детей, утром этого дня должны были отнести в храм несколько яблок, освятить, занести и положить на могилки умерших детей. В том случае, если могила ребёнка далеко или вовсе неизвестно где, следует освящённое яблоко положить на любую детскую могилу или оставить яблоки в храме. Многие крестьяне освящённые яблоки несли на кладбище и клали на могилы всем умершим родственникам. В деревнях девушки, разговляясь яблоками и думая о суженых, приговаривали «Что загадано — то надумано! Что надумано — то сбудется! Что сбудется — не минуется!». В день Яблочного Спаса запекали яблоки, пекли пироги, блины с яблоками, грибами и ягодами. В народных традициях пироги пекли из постного теста.

Существовало поверье, что на том свете детям, родители которых до этого дня не едят яблок, раздают гостинцы (среди них и райские яблоки). А тем детям, родители которых пробовали яблоки, — нет. Поэтому многие родители, а особенно те, у которых умерли дети, считают великим грехом съесть яблоко до Второго Спаса. Женщины, потерявшие детей, утром этого дня должны были отнести в храм несколько яблок, освятить, занести и положить на могилки умерших детей. В том случае, если могила ребёнка далеко или вовсе неизвестно где, следует освящённое яблоко положить на любую детскую могилу или оставить яблоки в храме. Многие крестьяне освящённые яблоки несли на кладбище и клали на могилы всем умершим родственникам.

В деревнях девушки, разговляясь яблоками и думая о суженых, приговаривали «Что загадано — то надумано! Что надумано — то сбудется! Что сбудется — не минуется!».

В день Яблочного Спаса запекали яблоки, пекли пироги, блины с яблоками, грибами и ягодами. В народных традициях пироги пекли из постного теста.

В этот день провожали закат солнца в поле с песнями. В Новгородской губернии и соседних уездах других губерний вечером собирался хоровод молодёжи, направлявшейся за околицу — в поле. На пригорке молодёжь останавливалась и наблюдала за близким к закату солнцем. Как только солнце касалось горизонта, собравшиеся прекращали разговоры и запевалиВ день Яблочного Спаса запекали яблоки, пекли пироги, блины с яблоками, грибами и ягодами. В народных традициях пироги пекли из постного теста. В этот день провожали закат солнца в поле с песнями. В Новгородской губернии и соседних уездах других губерний вечером собирался хоровод молодёжи, направлявшейся за околицу — в поле. На пригорке молодёжь останавливалась и наблюдала за близким к закату солнцем. Как только солнце касалось горизонта, собравшиеся прекращали разговоры и запевали Солнышко, солнышко, подожди! Приехали господа-бояре Из Велика-де Новагорода На Спасов день пировать. Уж вы ли, господа-бояре, Вы, бояре старые, новгородские! Стройте пир большой Для всего мира крещёного, Для всей братии названной! Строили господа-бояре пир, Строили бояре новогородские Про весь крещёный мир. Вы сходитеся, люди добрые, На велик-званый пир; Есть про вас мёд, вино, Есть про вас яства сахарная, А и вам, крещёный мир, Бьём челом и кланяемся!

Солнышко, солнышко, подожди!
Приехали господа-бояре
Из Велика-де Новагорода
На Спасов день пировать.
Уж вы ли, господа-бояре,
Вы, бояре старые, новгородские!
Стройте пир большой
Для всего мира крещёного,
Для всей братии названной!
Строили господа-бояре пир,
Строили бояре новогородские
Про весь крещёный мир.
Вы сходитеся, люди добрые,
На велик-званый пир;
Есть про вас мёд, вино,
Есть про вас яства сахарная,
А и вам, крещёный мир,
Бьём челом и кланяемся!

У южных и западных славян Яблочный Спас считался днём, с которого начинался сбор винограда; после освящения его в церкви виноград разрешалось употреблять в пищу. У капанцев в этот день не разрешали есть красный виноград, чтобы человек «не се пребрази», то есть чтобы у него на лице не выступили красные пятна. В этот день в виноградниках хозяева совершали магические действия, направленные на повышение урожайности винограда. Так в Неготинской Крайне(Восточная Сербия) хозяин стрелял по росшему в винограднике подсолнечнику; считалось, что чем дальше разлетались семечки из него, тем больше будет урожай винограда.У южных и западных славян Яблочный Спас считался днём, с которого начинался сбор винограда; после освящения его в церкви виноград разрешалось употреблять в пищу. У капанцев в этот день не разрешали есть красный виноград, чтобы человек «не се пребрази», то есть чтобы у него на лице не выступили красные пятна. В этот день в виноградниках хозяева совершали магические действия, направленные на повышение урожайности винограда. Так в Неготинской Крайне(Восточная Сербия) хозяин стрелял по росшему в винограднике подсолнечнику; считалось что чем дальше разлетались семечки из него, тем больше будет урожай винограда. В Моравии и западной Словакии на Яблочный Спас совершали специальный обряд, называемый «запиранием винограда». У сербов бытовало поверье, что на Преображенье «преображается небо и земля» (сербохорв. преображава се и небо и земља), у македонцев существовало поверье, что в этот день улетают ласточки. Македонцы в Велесе считали, что на Преображение открывается небо и можно увидеть Бога и загадать желание (поверье, обычно относимое к Богоявлению или Рождеству).

В Моравии и западной Словакии на Яблочный Спас совершали специальный обряд, называемый «запиранием винограда».

У сербов бытовало поверье, что на Преображенье «преображается небо и земля» (сербохорв. преображава се и небо и земља), у македонцев существовало поверье, что в этот день улетают ласточки. Македонцы в Велесе считали, что на Преображение открывается небо и можно увидеть Бога и загадать желание (поверье, обычно относимое к Богоявлению или Рождеству).

Русские: народная культура (история и современность) / Отв. ред. И. В. Власова. — М.ИЭА РАН, 2000. — Т. 4. Общественный быт. Праздничная культура. — 244 с. — ISBN 5-201-13720-2.

Тарханова А. От морозов до морозов: фенологические наблюдения. — Тюмень: Экологический фонд Ханты-Мансийского автономного округа. Изд-во Ю. Мандрики, 2000. — 222 с.

Чичеров В. И. Зимний период русского земледельческого календаря XVI — XIX веков (Очерки по истории народных верований) / Отв. ред. В. К. Соколова. — М.: Издательство Академии наук СССР, 1957. — 235 с.

Энциклопедия обрядов и обычаев / Составители: Л. И. Брудная, З. М. Гуревич, О. Л. Дмитриева. — СПб.: Респекс, 1996. — 560 с. — ISBN 5-7345-0063-1.

Васілевіч Ул. А. Беларускі народны каляндар // Паэзія беларускага земляробчага календара. Склад. Ліс А.С.. — Мн., 1992. — С. 554—612.  (белор.)

Лозка А. Ю. Беларускі народны каляндар. — Мн.: Полымя, 2002. — 238 с. — ISBN 98507-0298-2.  (белор.)

Преображение (Яблочный Спас) // Российский Этнографический Музей

Поговорки и приметы
  • Какой второй Спас, такой и январь.
  • Каков день на второй Спас, таков и Покров.
  • Сухой день предвещает сухую осень, мокрый — мокрую, а ясный — суровую зиму.
  • Встреча осени — Осенины.
  • На Второй Спас освящают в церкви яблоки, мёд и горох в стручках.