Редкие виды орнамента на средневековых белокаменных надгробиях из…


Редкие виды орнамента на средневековых белокаменных надгробиях из Троице-Сергиева монастыря и их дат
Редкие виды орнамента на средневековых белокаменных надгробиях из Троице-Сергиева монастыря и их датировка

Коллекция средневековых белокаменных плит некрополя Троице-Сергиева монастыря, хранящаяся в Сергиево-Посадском историко-художественном музее-заповеднике, наиболее представительная в Московской земле. Сейчас она насчитывает более 400 целых плит и фрагментов. Помимо двух самых распространенных схем орнамента — геометрического (существует с XIV в. и дожива­ет до начала XVII в.) и жгутового (появляется в 1530-х годах и до­живает до начала XVIII в.), имеются исключения: в обеих схемах встречаются редкие элементы, а также отмечены комбинации из орнаментов обеих схем.
Так называемые «облачка» — дуги, отсекающие верхние углы в изголовье, по три дуги с обеих сторон верхнего клейма — редкий элемент геометрического орнамента, отмеченный на изголовье од­ной плиты (ил. 1:1). Подобные «облачка» уже отмечались исследова­телями, в частности, на плите архиепископа Сергия 1490-х годов [1]. На другой плите — старца Максима — отмечен иной тип «облач­ков»: по две пары дуг примыкают снизу и сверху к нижнему клейму (ил. 1:2). Оба надгробия найдены под северной галерей Трапезной и могут быть датированы второй половиной XV в. по аналогии с ор­наментом плиты новгородского архиепископа Сергия.
2. «Дополнительные орнаментальные ленты», дугообразные или прямые, примыкающие в изножье к основанию нижней прямой тяги («штока»). Их трактуют как основание Голгофе кого креста с позё­мом, подобные есть на плите 1538/39 гг. из Спасо-Пребраженского Угрешского монастыря [2]. В Троице-Сергиевом монастыре найдено два изножья надгробий: одно с дугами (ил.1:3) [3] и одно с прямыми «лентами», приподнятыми от края изножья (ил.1:4)[4]. По московским аналогиям могут быть датированы второй четвертью XVI в.
3. Дополнительные элементы орнамента — «спрямленные дуги» (спрямленные угловые элементы, которые отсекают углы торцов и примыкания «плечиков» (полукруглых тяг) к «бордюру». Они представляют из себя тройные линии в верхних углах изголовья и в «пазухах» полукруглых тяг (ил. 1:5) над нижним клеймом; датиру­ются по аналогиям с московских некрополей рубежом XV-XVI вв.[5]
4. «Штриховка» в «пазухе» между полукруглыми тягами в месте присоединения их к нижнему клейму (ил. 1:6-8) там, где Л.А. Беляевым на плите 1516 г. отмечена «свеча»[6].
В трех случаях штриховка горизонтальная: 20 линий на надгро­бии Андрея Петровича Плещеева (1512)[7], 12 линий на плите неиз­вестного (кроме штриховки между полукруглыми тягами на плите есть штриховка вдоль нижнего края обрамления) (ил. 1:7), 8 линий на надгробии Савостьяна Квасника (1605) (ил. 1:8)[8]. На плите Гав­рилы Воинова сына Макарова (инока Герасима) (1567) между тяг находится решетка из 9 горизонтальных и 3 вертикальных линий, с косым крестиком внизу (ил. 1:6).
5. Орнамент — лента из квадратиков, образуемых графьей и раз­деленных двумя диагоналями. В ячейки врезаны вглубь четыре тре­угольника, образующие четырехконечные крестики с расширенны­ми рукавами. Эти элементы используются для заполнения клейм и соединительных отрезков между головой и плечиками (Мисаил Плещеев, 1472 г.) и нанесения дополнительных полос внутренней рамки (плита инока из Подольного монастыря, плита неизвестно­го второй половины XVI в.[9], надгробие Екатерины, жены Никиты Афанасьевича Курцова, 1549 г.) (ил.2:1) На плите неизвестного вто­рой половины XVI в. такая лента является единственным обрам­лением[10]. По надгробиям из московских монастырей этот элемент «хронологически распределяется от начала XV в. до начала XVI в., особенно в последней четверти XV в. В течение XVI в. их еще можно встретить, но как исключение»[11].
6. Прямые, а не полукруглые верхние тяги зафиксированы на двух плитах (ил.2:2,3): одна найдена под северной галерей Трапез­ной палаты (ил.2:2), то есть не позднее первой половины XVII в., другая — в крипте под Успенским Собором (ил. 2:3) (то есть не позд­нее середины XVI в.). Обе плиты без надписей и имеют незаполнен­ное верхнее полукруглое клеймо. Но этот элемент, по наблюдению Л,А. Беляева, бытовал в XV в. и исчезал с середины XV в. до начала XVI в.[12], притом, что самые древние датированные надгробия конца XV в. имеют заполненные клейма. В некрополе Троице-Сергиева монастыря незаполненные верхние клейма встречаются на плитах, не имеющих надписей — две подобные плиты были найдены под северной галереей Трапезной. На плитах с надписями «пустые» вер­хние клейма датируются: 1506 г. — плита А.В. Оболенского[13]; 1530 г. – Власа Софронова[14], первая четверть XVI в. — Пронского[15]. Таким образом, датировка «пустых» верхних клейм — XV — первая чет­верть XVI в., на что обратила внимание Т.В. Николаева[16].
Надгробия с аналогичными прямыми верхними тягами проис­ходят из некрополей: Вышегорода-на-Яхроме (ил.2:4), который да­тируется рубежом XV-XVI вв.[17] и Серпухова, где некрополи датиру­ются 1513/1514гг., 1540-1550гг. (инок Никифор), 1565г. (Ферапонт Бибиков), 1587 г. (Федор Куликов)[18]. Таким образом, датировка прямых тяг определяется гораздо шире — XVI в.
7. Комбинированный орнамент из элементов жгутового и гео­метрического — где в основном жгутовое обрамление и тяги из треу­гольников — встречен на 10 плитах: Анны Плещеевой (1603)[19], Игу­меньи Петраниды (1625)[20], Старца Иева (1637) (ил.3:1), дьяка Ивана Тарасьевича Грамотина (1638)[21], Карачева (первая половина XVII в.) (ил.3:4), инокосхимника Варнавы Отучева (1658) (ил.3:2), неизвест­ного подростка из Пятницкого Подольного монастыря[22], два фраг­мента плит неизвестных (первая половина XVII в.).
Как правило, нижние тяги имеют заполнение из двух рядов треугольников (ил.3:2,4). В трех случаях тяги заполнены полосами дужек (ему дают названия: ногтевой, «чешуйчатый, «волна»), при­чем этим же элементом — «дужками» выполнены и кольца нижних клейм (плита схимоинока Варнавы Отучева, (ил. 3:3). В одном слу­чае заполнение тяг и кольца, обрамляющего клеймо, представляет собой «косичку» — два ряда изогнутых клиньев-треугольников, ост­риями внутрь полосы (плита старца Иева, 1637 г.), (ил.3:1).
Аналоги комбинированному типу орнамента довольно широко распространены в Московской земле и датируются второй полови­ной XVII в.: Переславле-Залесском (плита А. Жукова, 1648 г., плита иноки Вассы, 1654 г.)[23], в Москве (плиты А. Маракушевой, 1664 г.[24], А. Головиной, 1654 г.[25]), в Дмитрове (плита инокосхимника Герма­на, 1670)[26], в Можайске[27], на Похрянском погосте Коломенского р-на (плита 1650 г.)[28].
8. В единственном экземпляре встречен фрагмент изножья пли­ты с обрамлением из ленты мелких треугольников и вертикальной тягой-жгутом (ил.3:5). Датировка затруднительна, вероятная дата — вторая половина XVI- первая половина XVII в.
9. Обрамления нижних клейм жгутовых композиций. Как прави­ло, это кольцо из 5 -10 витков, к которому примыкают изолирован­ные жгуты тяг. Но, в редких случаях (таких плит насчитывается 14), мастера-резчики сплетали кольца клейм с нижней тягой. На одной плите (Савостьяна Квасника, 1605 г), кольцо переплетено и с верх­ними и с нижней тягами (ил. 1:8). Подобное творчество в «жгутовом орнаменте» датируется концом XVI — первой половиной XVII в. Са­мое раннее надгробие — 1587 г., Ивана Дмитриевича Плещеева [29], са­мое позднее — 1640 г., князя Стефана Ивановича Велико-Гагина [30].
10. Элементы заполнения клейм. Традиционные, самые рас­пространенные — многолучевая розетка из лучей-треугольников в геометрической композиции и «сегнерово колесо» («вращающаяся розетка») в жгутовой композиции.
В XVI в. появляются «цветочные розетки» — заполнения сердце­вины клейм:
1) 1512 — плита Андрея Петровича Плещеева. В клеймах из колец мелких треугольников цветок с шестнадцатью длинными лепестка­ми с закругленными концами (ил.4:1)[31];
2) 1546 — плита Ивана Борова Тимофеевича Щелепина. В клей­мах из колец мелких треугольников: в верхнем — полуцветок с пя­тью длинными лепестками с закругленными концами, в нижнем – цветок с восемью длинными лепестками с закругленными концами (ил. 4:2);
3) 1550 — плита Юрия Федоровича Плещеева. В жгутовых клей­мах: в верхнем — цветок с пятью острыми лепестками, в нижнем – цветок с девятью острыми лепестками (ил. 4:5);
4) 1557 — плита Федора Ивановича Кашина-Оболенского. В верхнем жгутовом клейме — цветок с шестью острыми лепестками (ил. 4:3);
5) 1558 — плита Анны Мансуровой. В жгутовых клеймах: в вер­хнем — цветок с семью острыми лепестками, в нижнем – цветок с десятью острыми лепестками (ил. 4:6);
6) 1568 — плита Федора Ивановича Ростовского-Хохолкова. В жгутовых клеймах: в верхнем — полуцветок с семью длинными ле­пестками с закругленными концами, в нижнем – цветок с восемью длинными лепестками с закругленными концами (ил. 4:7);
7) вторая половина XVI в. — плита Орины Плещеевой-Очиной. В жгутовых клеймах: в верхнем — полуцветок с восемью острыми лепестками, лепестки в два яруса, в центре цветка — маленький крестик с расширенными рукавами, в нижнем — двойное кольцо из мелких черточек-лучей, в центре – маленький крестик с расширен­ными рукавами (ил. 4:8);
8) вторая половина XVI—первая половина XVII в. — изножье плиты неизвестного. В жгутовом нижнем клейме, в центре — крест с короткими широкими рукавами (ил. 4:3);
9) 1573 — плита Иасафа Яковлевича Волынского. В жгутовых клеймах: в верхнем — цветок с тремя острыми лепестками, в ниж­нем — вращающаяся розетка с пустым центром, наложенная на дру­гую вращающуюся розетку со спаренными «лучами» (ил.4:9);
10) 1586 — плита Ксении Головкиной. В жгутовом нижнем клей­ме — цветок с восемью лепестками (лепестки в два яруса) (ил. 4:10);
11) конец XVII в. — плита Андрея Дмитриевича князя Ростовс­кого (?). В нижнем крупном жгутовом клейме в центре – цветок с восемью лепестками, имеющими сложный резной контур (ил.4:11). Последние цветки имеют аналогии на изразцах с Верхоспасского собора Кремля и датируются 1680-ми годами [32];
12) конец XVII в. — плита Федора Андреевича Волынского. В жгутовых клеймах: в верхнем — полуцветок с восемью широкими лепестками, в нижнем — полуцветок с восемью широкими лепест­ками, в центре цветков ромб с вогнутыми сторонами с вписанным в него кругом (ил. 4:12);
13) 1594 — плита Никифора (Никиты) Ивановича Плещеева. В жгутовых клеймах (верхнем и нижнем) — «вращающаяся розетка» в кольце с поперечными полосками-графьями (ил.4:13);
14) конец XVI — первая половина XVII в. Надгробие Ростовско- го-Бахтеярова (ил. 4:14);
15) 1603 — плита Анны Плещеевой33. В центре верхнего жгуто­вого клейма — «клубок», сплетенный из тройного жгута (ил.4:15), в нижнем «геометрическом» клейме — розетка из восьми лучей-тре­угольников.
Таким образом, наряду с традиционными заполнениями клейм («розетка из лучей-треугольников» и «сегнерово колесо») существуют розетки в виде цветков с треугольными закругленными лепестками. Появляются они в начале XVI в. и существуют как исключения в пер­вой половине XVI в. в геометрических композициях, затем в середине XVI в. появляются в жгутовых композициях и встречаются всю вто­рую половину XVI в. В конце XVII в. в заполнении цветочных клейм используются мотивы, аналогичные узорам архитектурных изразцов.
1. Редкие элементы орнамента на плитах некрополя Троице-Сергиева монастыря с геометрическими композициями:
1-1 – фрагмент изголовья плиты с «облачками». Конец ХVв. 1-2- фрагмент плиты старца Максима с «облачками». Конец XV в. 1-3- фрагмент плиты с дугами в основании изножья. Конец XV в. 1-4- фрагмент плиты с прямыми «упорами» в основании изножья. Конец XV – вторая четверть XVI в.
1-5- фрагмент плиты с дополнительными элементами орнамента в изголовье. Рубеж XV-XVI вв.
1-6 – плиты с дополнительными элементами орнамента в «пазухах» верхних тяг. Рубеж XV-XVI вв.
1-7 – плита Гаврилы Воинова сына Макарова (инока Герасима). 1567г. 1-8 – фрагмент плиты Савостьяна Квасника. 1605 г.
2. Белокаменные надгробия некрополя Троице-Сергиева монастыря с прямыми верхними тягами:
2-1 – плита Екатерины, жены Никиты Афанасьевича Курцова. 1549 г. 2-2 – плита найденная под северной галерей Трапезной. XVI в. 2-3 – плита, найденная под южной частью крипты Успенского собора. Первая четверть XVI в.
2-4 – плита некрополя Вышегорода-на-Яхроме. Рубеж XV-XVI вв.
3. Белокаменные надгробия некрополя Троице-Сергиева монастыря
с комбинированным орнаментом:
3-1 – плита старца Иева. 1637 г.
3-2 – плита неизвестного. Первая половина XVII в.
3-3 – Плита схимонаха Варнавы Отучева. 1658 г.
3-4 – фрагмент плиты Федорова сына Карачева. Первая половина XVII в. 3-5 – фрагменты плиты с геометрическим обрамлением и жгутовыми тягами. Первая половина XVII в.
4. Клейма надгробий некрополя Троице-Сергиева монастыря:
4-1 -А.П. Плещеева. 1512г.
4-2 – И. Т. Щелепина. 1546 г.
4-3-Ф.И. Кашина-Оболенского. 1557 г.
4-4 – неизвестный. Вторая половина XVI – первая половина XVII в.
4-5- Ю.Ф. Плещеева. 1550 г.
4-6-Анны Мансуровой. 1558 г.
4-7 – Ф.И. Хохолкова-Ростовского. 1568 г.
4-8 – Орины Плещеевой-Очиной. Вторая половина XVI в.
4-9 – И. Я. Волынского. 1573 г.,
4-10 – Ксении Головкиной. 1586 г.
4-11 -А. Д. Ростовского(?). Конец XVIIв.
4-12- Ф.А. Волынского. Конец XVII в.
4-13-Н.И.Плещеева. 1594 г.
4-14- Бахтеярова-Ростовского. Конец XVI – первая половина XVII в. 4-15- Анны Плещеевой. 1603 г.
Источник: В.И. Вишневский (Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России. – Сергиев Посад.: Ремарко, 2012. С.139-149)
ПРИМЕЧАНИЯ
[1] Николаева Т.В. Новые надписи на каменных плитах XV-XVII вв. из Троице-Сергиевой Лавры // Нумизматика и эпиграфика. Μ., 1966. Т. 4. С. 209-212.
[2] Беляев Л.А. Русское средневековое надгробие. М., 1996. С. 134,136. Табл. XL11.
[3] Вишневский В.И. Некрополь Троице-Сергиевой Лавры. Открытия последних десятиле­тий XX века // Русское средневековое надгробие XIII-XVII века. Материалы к своду. М.: Наука, 2006. Вып. 1.С. 143. Ил. 37.
[4] Там же. С. 166-167. Ил. 90.
[5] Беляев Л.А. Указ. соч. С. 134.
[6] Там же. С. 131.
[7] Вишневский В.И. Некрополь бояр Плещеевых в Троице-Сергиевом монастыре // Архео­логия Подмосковья: Материалы научного семинара. М., 2004. Вып. 1. С. 375-386.
[8] Николаева Т.В. О некоторых надгробиях XV-XVII вв. Загорского музея-заповедника // CA. 1958. №3. С. 176-177.
[9] Вишневский В. И. Памятники некрополя приписного Полольного монастыря // Троице- Сергиева лавра в истории, культуре духовной жизни России: Материалы V международной кон­ференции. Сергиев Посад, 2009. С. 84, 93. Ил. 9.
[10] Вишневский В. И. Некрополь Троице-Сергиевой Лавры. Открытия последних десятиле­тий XX века… С. 155. Ил. 65.
[11] Беляев Л.А. Указ. соч. С. 144.
[12] Там же. С. 144.
[13] Гиршберг В.Б. Материалы для свода надписей на каменных плитах Москвы и Подмос­ковья XIV—XVII вв. Ч. 1. Надписи XIV—XVI вв. // Нумизматика и эпиграфика. 1960. Т. I. С. 17. Табл. 1,2.
[14] Николаева Т.В. Новые надписи на каменных плитах… С. 228. Рис. 13.
[15] Там же. С. 220.
[16] Там же. С. 208.
[17] В.И. Вишневский. Вышегород-на-Яхроме (исследования 1993 года) // Археология Под­московья. М., 2009. Вып. 5. С. 106. Рис. 11: 1.
[18] Шилов В.В. Надгробные плиты с надписями из Серпухова // CA. 1979. №3. С. 216-221.
[19] Вишневский В.И. Некрополь бояр Плещеевых… С. 384. Рис.13.
[20] Чернов С.З., Янишевский Б.Е. Некрополь Троице-Сергиева монастыря по материалам ар­хеологических исследований 2003 года // Российская археология. 2008. №2. С. 157, 208. Рис. 7.
[21] Энговатова А.В., Вишневский В.И. Новые памятники средневекового некрополя Троице-Сергиева монастыря (материалы археологических наблюдений 2007 г.) // «Троице-Сергиева Лавра в истории, культуре и духовной жизни России». Материалы VI международной конфе­ренции. Тезисы докладов VII международной конференции Сергиев Посад, 2010. С. 159,162. Ил. 3.
[22] Вишневский В.И. Памятники некрополя приписного Подольного монастыря // … С. 84, 85, 93. Ил. 10.
[23] Левицкая Н.В., Сукина Л.Б. Надгробные плиты из собрания Переславского музея // Археологические памятники Волго-Клязьменского междуречья. Иваново. 1989. Вып. 2. С. 37. Н.В. Левицкая, Л.Б. Сукина. Надгробные плиты некрополя Горицкого монастыря в Переславле- Залесском в XVI-XVII вв. // Памятники культуры. Новые открытия. 1990. М. 1991. С. 355.
[24] Золотое Ю.М. Три памятника старомосковской эпиграфики // Советская археология. 1984. №2. С. 246-250.
[25] Гиршберг В.Б. Надписи из Георгиевского монастыря. По материалам наблюдений 1949 года //Археологические памятники Москвы и Подмосковья. M., 1954. С. 104-106.
[26] Фролов М.В. Отчет

Do you have an interesting video that You filmed? Do you want to earn money on your video? By selling, and receiving income from different platforms such as Youtube. Please here is my affiliate link for registration https://rumble.com/register/rasrad/

Leave a Reply

Your email address will not be published.