Петроглифы ущелья Карасай: Древнее послание, которое мы можем утратить…




Бизнес
Петроглифы ущелья Карасай: Древнее послание, которое мы можем утратить

Десятки тысяч наскальных изображений рассыпаны в горах южного Казахстана на территории Жамбылской области, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».
Считается, что первые люди в долине Таласа, обрамленной отрогами Тянь-Шаня, хребтами Каратау и Алатау, появились около миллиона лет назад. Богатое историческое прошлое края запечатлено в многочисленных курганах, древних стоянках, городищах, каменных изваяниях, которые являются своего рода музеем под открытым небом и которых на территории Жамбылской области насчитывается более 1 100.
Свои мифологизированные представления о мире, окружающей действительности древний человек выражал в единственно доступной ему тогда форме – наскальными рисунками. Петроглифы Жамбылской области, находящиеся в Кордайских и Шу-Илийских горах, в ущельях Карасай, Бота-Мойнак, Акбулым, Чокпар, Котыр, Аксуек, Ой-Жайляу, Анырахай и многих других, ученые датируют, начиная со II тысячелетия до нашей эры и далее – средними веками нашей эры. Первые наскальные рисунки были выявлены в 1896 году археологической экспедицией Туркестанского общества любителей истории. В 2010 году проведена экспедиция Свода памятников ТОО «Археологическая экспертиза».
Примерно в 20-ти километрах от Тараза находятся наскальные рисунки-петроглифы ущелья Карасай, протянувшегося на несколько километров. Предположительно, некоторым из здешних изображений несколько тысяч лет. Знатоки-краеведы утверждают, что именно карасайский древний верблюд изображен на казахстанской купюре тысячного достоинства.
В ущелье Карасай корреспондент МИА «Казинформ» отправился вместе со старшим научным сотрудником государственного историко-культурного заповедника-музея «Памятники древнего Тараза» Анной Крокошевой.
«Ущелье Карасай – своеобразная картинная галерея эпохи бронзы, раннего железного века и более позднего времени средневековья, – рассказывает Анна Крокошева. – Люди, которые обитали здесь две тысячи и более лет назад, еще не умели писать. У них не было письменности, но была высокоразвитая культура, запечатленная в наскальных рисунках, показывающих их повседневную жизнь. Люди наносили на камни всё, что их окружало, свой образ жизни, мировоззрение, зачатки религиозных культов – всё отражается на этих рисунках, которые нанесены рукой древнего художника. И этим рисункам насчитывается более трех – четырех тысяч лет. Это как бы послание из прошлого, которое сегодня мы должны сберечь.
Таких рисунков с наскальными изображениями встречается очень много по Кыргызскому хребту, по западным отрогам Тянь-Шанских гор, по хребту Каратау и Алатау. Во многих ущельях здесь, по югу Казахстана, когда-то обитали люди, они и оставили рисунки. Эти места считались сакральными. То есть здесь люди проводили различные культовые обряды – молились о плодородии, удачной охоте, своем потомстве. Это были священные духовные места. Нам досталось в наследие много таких мест, они расположены по всей Жамбылской области. Точное количество петроглифов назвать трудно. Некоторые встречаются компактно в определенном месте. Другие, единичные, растянуты по горным хребтам. Возможно, есть и такие, которые мы еще не знаем, еще не открыты. Там, где обитал древний человек, где были стоянки, поселения, сакральные места, там мы их и находим.
– Где больше всего находится петроглифов?
– Самые богатые по скоплению петроглифов места встречаются в ущелье Каратау, по течению реки Терс, в ущельях Тамдысай и Бота-Майнак, Маймак Жуалынского района, петроглифы за поселком Кабаевка. И, конечно же, в урочище Карасай, с уникальными наскальными изображениями. Только в этом ущелье, по предварительным сведениям, насчитывается сейчас около пятисот изображений. Но, увы…. Многие каменные блоки разрушаются выветриванием, поэтому многие утрачены. Мы мониторим, отслеживаем, фотографируем петроглифы, допустим, 10-летней давности, 5-летней, и видим, что каменные блоки разрушаются, тем более что камень этот имеет свойство слоиться и рассыпаться. Видите вот эти насыпи из мелких осколков – это результат работы ветра, который усиливается в этом ущелье. Этому сложно противостоять, это силы природы. Но есть другой разрушающий фактор – люди, которые растаскивают или портят камни. Территория эта никем не охраняется, и наказания никто не боится. Поверх древних рисунков порою можно увидеть современные надписи вроде «здесь был Вася». Некоторые сельчане разбирают бесценные камни для фундаментов. Любители истории берут камни, скажем, для школьных музейно-краеведческих экспозиций. А в последнее время, когда стало модным устраивать ландшафтный дизайн с древностями, то началось что-то невообразимое – подъезжают на КамАЗах, выпиливают целыми блоками с петроглифами и увозят к себе домой украшать участки
– Но, может, это поможет хоть как-то сберечь древности – пусть даже в школьных музеях?
– Нет, это не решение проблемы. Петроглифы интересны тем, что они находятся именно в этом историческом месте. А если их перевозить в другое место, они уже теряют свою историческую значимость. «Черный загар» на карасайских камнях образовался в результате взаимодействия климатических условий, окиси марганца и железа, а также солнечной радиации. Если такой камень с древними изображениями поместить в закрытое пространство (музей ли это, или частный дом), и если камень будет находиться в неосвещенном пространстве, и на него не будут падать прямые солнечные лучи, то патина станет бледной и рисунок потеряется в цвете камня, то есть он станет безликим. Возле каждого скопления петроглифов, конечно, не поставишь охранников. Хотя надо, конечно, охранять и защищать. Петроглифы находятся в общедоступных местах, и каждый может приехать, посмотреть. Но не каждый понимает, какой это является ценностью. Людям, которые посещают такие места, надо знать, что это наследие прошлого, и к нему надо относиться бережно. Ни в коем случае нельзя оставлять надписи поверх наскальных изображений, или даже рядом. Это уже вредительство, вандализм по отношению к древним памятникам. С детских лет надо прививать бережное отношение к наследию предков.
– Изучаются ли сегодня наскальные рисунки Жамбылской области?
– Петроглифы выявляются, вносятся в перечень наскальных рисунков, эти данные публикуются в «Своде памятников Жамбылской области». Полноценного и всестороннего исследования наших петроглифов еще даже, можно сказать, и не было. Проводилось выборочное изучение А. Печерским, Э. Новгородовой, В. Урюпиным, А. Марьяшевым, В. Волобуевым, К. Байбосыновым, К. Байпаковым, А. Досымбаевой, А. Поповым и многими краеведами. Можно сказать, что петроглифы всё еще остаются «открытой книгой» для современных историков и археологов.
– Анна Валерьевна, расскажите, что же можно прочитать в «книге» ущелья Карасай?
– Эти наскальные рисунки являются возможностью заглянуть в древнейшую историю. Всё, что здесь изображено, показывает образ жизни древних людей. Изображены сцены охоты, какие животные обитали в этом регионе, какие птицы, змеи. Мы четко видим изображения волков, диких архаров, оленей с ветвистыми рогами, туров – это быки с огромными рогами. Изображены хищные животные семейства кошачьих – четко читаются контуры пантеры, льва, тигра. Поражает изображение животного, похожего то ли на носорога, то ли на бегемота.
То есть здесь когда-то обитало множество диких животных, которые охотились на копытных, но сегодня не сохранились в этом ареале. Сегодня с уверенностью можно сказать, что четыре тысячи лет назад в окрестностях Тараза бегали львы и тигры, туры и олени, люди приручали диких верблюдов. Люди представлены здесь в виде охотников. Есть сцены, как человек ведет на привязи верблюда, сцены приручения, одомашнивания диких животных. Изображаются сцены охоты с палицами, луком – это одни из первых орудий труда и охоты. Люди бронзового века находились на мифологической стадии мышления, для них жизнь представляла смену повторяющихся циклов природы. Весеннее равноденствие, пахота, сбор урожая, окот скота, зима – и затем вновь весенний приход теплого солнца. Чтобы не нарушать эту гармонию, по их понятиям, каждое из таких событий надо было сопровождать жертвоприношениями богам, молитвами и особыми обрядами. Они и совершались в специальных святилищах, расположенных в горных ущельях, у священных родников и речек. Ущелье Карасай тысячи лет назад и было таким святилищем.
Могу отметить, что среди петроглифов эпохи бронзы распространено изображение колесниц – легких двухколесных охотничьих и боевых, запряженных лошадьми и верблюдами. У древних людей бытовал миф о небесной солнечной колеснице. Они считали, что на конных колесницах разъезжают по небу все высшие боги. К эпохе бронзы относятся также сцены боя, битвы пеших воинов, вооруженных палицами, топорами, луками.
Значительную группу петроглифов составляют рисунки с характерными для этого времени сюжетами: парные фигуры мужчин с воздетыми кверху руками, воинов с палицами, быков. Изображен также домашний бык или тур. Можно говорить об определенных канонах в передаче фигур быков – это расширяющийся к голове корпус, бугор над лопатками, длинные рога. Эпохой бронзы датируются изображения танцев. Исследователи подразделяют их на ритуальные, связанные с культом плодородия, охотничьи и военные. Лошадей как домашних животных, люди начинали приучать с железного века, о чем свидетельствует наскальные рисунки этого времени. Лошадям древние художники уделяли особое внимание, тщательно выписывая их фигуру, ведь коня считали священным жертвенным животным. К раннему железному веку также относятся изображения козлов, оленей, пантер, волков, собак и кабанов. Многие из них аналогичны анималистическим сюжетам на предметах скифо-сакского прикладного искусства. Средневековые петроглифы немногочисленны в сравнении с более ранними по времени. Они представлены рисунками всадников со знаменами, битвой конного и пешего воинов, караваном верблюдов. Имеются изображения и родовой тамги. Всё, что человека когда-то окружало, он нанес на камни. Нам остается только увидеть и прочитать это послание из прошлого.
***
Сегодня ущелье Карасай стало популярным местом для туристических посещений и школьных экскурсий. Сюда любят возить своих гостей жамбылские туристические фирмы. Школьников привозят посмотреть древности и провести наглядный урок краеведения. Благо, что ущелье находится вблизи Тараза, и добраться до него можно сначала на городском автобусе, а потом пару – другую километров пешим ходом совершить прогулку по гористой местности.
Жамбылские историки-краеведы озабочены судьбой карасайских петроглифов, утверждая, что если не предпринять срочных мер, то регион потеряет уникальные исторические ценности.
Судьба петроглифов небезразлична и подрастающему поколению. Вот какой проект на тему «Петроглифы – послания потомкам?» выполнил ученик гимназии №24 города Тараза Темирлан Сейсенбай под руководством своего учителя Ирины Леонидовны Корневой. Третьеклассник в своей работе поставил цели и задачи совершить экскурсию в местности Бота-Мойнак и Карасай, обратить внимание на сохранность петроглифов как объектов научных исследований, а также изучить материалы о петроглифах в областном краеведческом музее, запечатлеть увиденное изобразительными средствами и познакомить с выводами по своей работе всех заинтересованных лиц.
«Проведя исследование, – пишет Темирлан Сейсенбай, – я узнал, что «Карасай» в переводе с казахского языка означает «чёрное ущелье», так как камни почернели под воздействием солнечного загара. На черном фоне нанесенный рисунок выглядит ярко-белым и хорошо виден издали. Это хорошо знали древние художники, которые создали здесь своеобразный музей наскальных гравировок.
Интересно, что на скалах в Карасае среди изображений животных и людей можно встретить изображение странных существ полулюдей-полуживотных. Например, ниже пояса существо выглядит как животное, выше – как человек, но голова нарисована с птичьим клювом, руки же у этих существ непропорционально длинные. Карасайские наскальные рисунки являются своеобразным искусством древних народов, значительным пластом первобытной истории и культуры. Без их расшифровки некоторые страницы истории человечества не были бы прочитаны.
К сожалению, время не щадит петроглифы, сегодня в Карасайском ущелье осталось не более 500 изображений, а было более тысячи. И пока будет такое отношение к народному достоянию, к посланию, оставленному нам далекими предками, петроглифы со временем просто-напросто исчезнут. Петроглифы нуждаются в защите, сохранении и бережном отношении. Своими работами я хочу привлечь внимание к проблеме исчезновения памятников культуры и наследия.
Я верю, что петроглифы Жамбылской области внесут в туристическую карту нашей страны, и они будут находиться под защитой государства. Любить Родину нужно не словами, а делом. Когда каждый человек будет заботиться о чистоте своего дома, природе родного края и памяти предков, то Отчизна сможет гордиться своими детьми».

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *